Российское информационное агентство
поиск по статьям и новостям

История одного марш-броска

06.10.2017, 23:45      Новости Истры

Кремлёвские курсанты возложили венки к памятникам в Новопетровском

Марш кремлевских курсантов стартовал рано утром в деревне Никольское Клинского района, чуть позже в деревне Поджигородово к колонне примкнули гражданские лица, те, кто был готов за двое суток пройти форсированным маршем 85 километров.

Ровно столько прошли в октябре 1941 кремлёвские курсанты, поднятые по тревоге. Из летних лагерей училища на озере Сенеж они отправились прямиком на фронт — под Волоколамск и стояли насмерть на указанном рубеже. Всего в составе полка было 1330 курсантов, 130 красноармейцев и 112 офицеров — преподавателей училища. За два месяца боёв на полях Подмосковья остались 811 человек.

Собаки лают , пехота идёт

Колонна курсантов появляется из-за горки неожиданно и, как волна, сразу заливает всё шоссе. Ещё пять минут назад их ждали, высматривали все, кто уже в 7.30 собрался в Поджигородово — участники, провожающие, организаторы. Проверяли вещмешки, разворачивали флаги, деревенская собака ходила вокруг вещмешков и тянула носом воздух — «чем-чем оттуда пахнет». Из припаркованной машины звучали песни генерала Александра Зубкова, а сам генерал вальсировал с девушкой.

И вот мирная идиллия смыта. Мы уступаем дорогу идущим, прижимаемся к машинам.

- Эти отчаянные собираются идти с нами? — говорит один курсант своему соседу, глядя на нас.

- Кажется, да, — тяжело дыша, отвечает другой.

- В колонну по двое строимся! — звучит приказ, и гражданские торопливо замыкают колонну.

Среди них и четверо наших, истринцев: Андрей и Александр Межевых, Иван Кривобоков и единственная девушка на марше — Серафима Ялтанская. Ей всего 18, она из Дедовска. Участница военно-патриотического клуба «Рысь», десантница то есть. Прыгает с парашютом, хотела поступать в Рязанское десантное училище, но пока не сложилось. На марш Серафима отправляется очень спокойно, говорит «дойду, настроила себя».

Колонна скрывается за поворотом, сонное Поджигородово остаётся позади, а в следующей деревне курсантов облаивают собаки с фермы таким густым и многоголосым лаем, что за ним не слышно ни машин, ни гула голосов. Пусть лают. Собаки лают, пехота идёт.

Бутерброды под « Рио - Риту »

Первый привал — в поле недалеко от деревни Тиликтино. Короткий отдых, горячий чай, бутерброды. Кухня работает точно, как часы. Курсанты рассаживаются на поляне, едят, многие разуваются, дают отдых ногам. Тем временем на шоссе настраивается военный оркестр училища. И грянул марш, а потом другой, а потом «Рио-Рита». Среди сонных утренних полей духовой оркестр будил день, а разбудил небесную канцелярию — хлынул дождь.

Границу Клинского района и городского округа Истра курсанты пересекли самым коротким путём — через лес и болото. Чтобы выйти к деревне Назарово, пришлось штурмовать огромный коттеджный посёлок. Не по-настоящему, конечно, шлагбаумы открылись без боя:

- Проходите, пожалуйста, — пригласил охранник.

А на информационном щите при въезде висело объявление для жителей этого рая — что так, мол, и так, шестого октября по дороге «Альпийских лугов» пройдут «кремлёвские курсанты» по маршруту боевой славы (курсантов почему-то взяли в кавычки, хотя курсанты самые что ни на есть настоящие, последнего года обучения). Жителям предлагалось не волноваться и не пить валокордин.

Прошли пустыми улицами и упёрлись лес, а дальше нам, сопровождающим и просто любопытствующим, путь был закрыт — потому что лес, болото, комары. Участники марша специально для преодоления этого участка обули чулки от общевойскового защитного комплекта (ОЗК). После 25 километров всё только начинается

В Назарово оказались к 14 часам, оттуда в Савельево, где старики выходили из домов и от калиток махали руками, провожали ребят.

- Война что ли? — пытал нашего фотографа Виктора Бабенко мужчина неопределённого возраста в скромной иномарке.

Между Савельево и Румянцево — долгожданный привал. Надолго, на целый час. Что значит этот час для тех, кто прошагал 25 километров, описать невозможно. Никто не торопился за едой, все торопились расшнуровать ботинки и дать отдохнуть ногам. Кто-то клеил пластырь, кто-то менял носки, кто-то перематывал портянки, кто-то пил пенталгин. И всё это под проливным дождём.

Лагерь курсантов чуть дальше от лагеря гражданских. Те укрылись под ёлками, здесь дождь не заливает за воротник, есть бревна, на которых можно передохнуть. Рядом, в ёлках — оркестр. Дирижёр с прямой спиной стоит под дождём и не морщится от капель. Он как будто держит в руке невидимые нити хорошего настроения. Музыканты нездешними мелодиями дарят надежду на сухую палатку, на конец марша, на долгий отдых.

- 25 километров… Как их только ноги держат? Или после 25 открывается второе дыхание и всё только начинается? — размышляю я про себя.

Наша Серафима собрана, сапоги не расшнуровывает и даже присесть не хочет, ест стоя. Такая маленькая и хрупкая, синий берет намок, плечи гимнастёрки потемнели от дождя, даже рыжие косички грустно повисли под тяжестью воды.

- Всё хорошо, я дойду, — успокаивает она меня. До ночлега — рукой подать

Дорога через Румянцево — это почти что дома. Нырнуть под железнодорожный мост, выйти на Волоколамку, оттуда рукой подать до Новопетровского. А там с Андреем Межевых пойдёт маленькая дочь, которая вернулась из школы. У неё своя десантная форма, всё серьёзно, в общем.

Новопетровское — это некий рубеж на марше. Первое место, где отдельная группа курсантов делает остановки у памятников Великой отечественной. Всего на их пути будет 13 таких остановок. Начальник Московского высшего общевойскового командного училища генерал-майор Александр Новкин и ветеран-кремлёвец генерал-майор Александр Зубков, автор «Марша кремлёвских курсантов» под звуки оркестра возлагают венки к могиле партизан.

Здесь же Василий Калинкин, начальник отдела подготовки и призыва Истринского военкомата, стоит, отдавая честь. В этом партизанском отряде сражался его дед.

Ещё одно возложение — к танку Т-34, а потом курсанты отвезли корзину живых цветов к дому Кузнецовых и встали в почётный караул. Александр Новкин и Александр Зубков пришли к внуку Александры Григорьевны Кузнецовой — Виктору Геннадьевичу, чтобы сказать спасибо за подвиг его бабушки, которая отдала свой дом зимой 1941 танкистам-катуковцам для строительства переправы через Маглушу.

Отсюда до лагеря, в котором курсанты остановятся на ночёвку, рукой подать — всего 19 километров. Осталось не так много, и, по крайней мере, одна мечта — о сухой и тёплой палатке — сбудется.

Елена СОЛДАТОВА,

фото автора

Источник: istravest.ru
 Читайте также:
Мнение редакции интернет сайта yodda.ru никогда не совпадает с мнением, высказаным в новостях.

Пользовательское соглашение   |   Контактная информация   |   Города   |   Отели
Copyright © 2014-2016 yodda.ru - региональное информационное агенство
Яндекс цитирования